если так посмотреть
- в мире все время идет война.
я родился
в Латвийской ССР. Первые десять лет жил в деревне, потом
родители купили дом в Тукумсе, и с тех я живу здесь,
мой дед
был народным целителем. Он зарабатывал огромные деньги,
так что я крал из дома по 200-300 рублей. В тд8о-е дед стал так знаменит,
что к нему ездили со всего Союза. У нас был двухэтажный дом, и чтобы
пройти утром на кухню, приходилось прыгать со второго этажа - лест-
ница была забита посетителями деда. В молодости ему сломало обе
руки трактором, и в больнице одна бабка сказала, что у него дар. Он
лечил сахаром, водой и свиным жиром. Деду завидовали, вызывали
милицию, но тогда ведь было так же, как сейчас - у тех, кто с деньгами,
везде знакомые.
лучшее, что я помню в жизни: мне три года, я сижу у прабабушки на
коленях, и она примеряет мне шерстяные носки,
в учебке
тебе сразу дают понять, что ты ничтожество. Это шок.
дрались все.
В понедельник в учебку могли привезти служить армян, а во
вторник - азербайджанцев. А тогда как раз был конфликт в Нагорном
Карабахе.
я служил
полтора года в железнодорожных войсках водителем грузовика.
Выезжал утром и приезжал вечером. Потом мне сказали, что на этом
грузовике вывозили отходы из Чернобыля, и его должны были унич-
тожить. Со мной служили много ребят, которые были ликвидаторами
в Чернобыле. Помню, как они радовались, когда вышел приказ, по
которому они могли раньше срока демобилизоваться. Думаю, сейчас
они все в земле.
армия научила
очень быстро определять, что за человек перед тобой,
в Латвии
до сих пор можно встретить старых цыган с кривыми пальца-
ми - так они избавлялись от армии. А у нас в части один узбек положил
ноги под поезд. Он женился, уехал служить, а его мать выбросила жену
из дома. Тогда он решил себя искалечить, чтобы попасть домой. После
госпиталя он уже без ног попал в дисбат.
в 19 91 году
над Тукумсом летал вертолет и разбрасывал листовки, призы-
вающие резервистов армии постоять за советский строй. Тогда я сказал,
что надо ехать в деревню и уходить в партизаны. Но потом стало ясно,
что бояться нечего. Большинство людей в Латвии были счастливы от-
делиться от России. Голые, но независимые.
Я
- СОВЕТСКИЙ ПРОДУКТ.
когда
кто-то
мне рассказывает,
какая у него страшная работа, я не слушаю.
В начале 2000-х я работал на мясокомбинате в Германии, мы обраба-
тывали свиные внутренности. Никогда не думал, что свинью можно
разобрать до копыта и все продать. Иногда я стоял по пояс в свиных
кишках - скидывал с конвейера то, что не успел обработать, и доделывал,
когда линия ненадолго останавливалась, чтобы загрузить следующую
партию. Потом мне какая-то инфекция попала в кровь, обе руки были
как будто в ожогах. Я лежал в немецкой в больнице и пообещал Богу -
если вылечусь, сразу вернусь в Тукумс.
если человек очень устал,
он может заснуть лицом в своем супе,
в
немецкой больнице
медсестра ровно в восемь утра обязательно должна
застелить твою постель, хотя все знают, что ты сразу ляжешь обратно.
Каждый день я выбирал, что хочу есть на завтрак, обед и ужин.
человек оценивает
удобство больничной палаты даже на волоске от смерти,
в
2006
году
я открыл рыболовный магазин. Ко мне зашли два мужика
и рассказали, что были на озере и ничего не могли поймать, а один
придурок как-то странно дергал спиннинг и все время ловил. Этим
придурком был я. Точно знаю, что я первым в Латвии стал ловить ры-
бу твичингом (рывковая проводка приманки, используется для ловли
хищных рыб. -
Esquire).
Мой магазин сгорел. Над ним была контора
мясокомбината, кто-то привязал под крышу автомобильную шину
и поджег. Страховка покрыла только малую часть моих расходов - все
ушло на долги. После того как магазин сгорел, многие говорили: «Как
ИВАРС
ЗИЛЕ
44 ГОДА,
ПРЕДПРИ-
НИМАТЕЛЬ
ТУКУМС,
Записал АЛЕКСАНДР БОРЗЕНКО
предыдущая страница 122 Esquire 2013 09 читать онлайн следующая страница 124 Esquire 2013 09 читать онлайн Домой Выключить/включить текст