МАРИНА
ЛОБЫНЦЕВА
ГЕОЛОГ,
ЛЕТ,
САНКТ-
ПЕТЕРБУРГ
Записала ПОЛИНА ЕРЕМЕНКО
друзей говорю. Они много пьют, кто куда попал-упал, когда нажрутся.
И вот я говорю: за что я вас люблю, блин? Сами себя не любите!
любой большой человек,
которого у нас называют шишкой, он намного
добрее тебя и намного жестче. Если руководитель, без жесткости не
получится. А без доброты - до того не доходишь уровня, если в душе
доброты нету. А злодеи наверху? Нет, они были добрые, а потом все
забыли.
это для
меня очень красиво,
когда выходишь на улицу - все красивые! Ле-
том особенно: красивые ноги, красивое лицо, красивая грудь, вообще!
Мне в первую очередь надо выходить из дома - летом.
если мне
ложь
говорят,
я буду слушать.
Я
уже понимаю: и это мне нуж-
но. Если ты не будешь это слушать, ты не сможешь понять, что такое
правда, настоящая.
У
МЕНЯ С ПАССАЖИРАМИ СО ВСЕМИ ЛЕГКО.
А
КТО М ОЛЧИТ, В К О Н Ц е ДОЛГО И 3 '
виняется. Есть очень жесткие, очень неправильные люди. А есть он
общительный, она общительная, но так закрыты! Знаешь, такое лицо
сделают, как будто ты враг народа.
у
меня
миллион
предложений было
от
женщин,
ая никому пока предложения
не сделал в своей жизни.
правительство уже настолько при деньгах сидит,
что они ничего не чувствуют.
Когда человек на теплом месте сидит, он не чувствует на улице 40 гра-
дусов мороза, на фиг. Он просто рассуждает, но кожей не чувствует.
Вот сейчас у нас такие правительства.
когда меня спрашивают:
«Для счастья сколько денег нужно?»
Я
говорю:
«Больше миллиарда». Почему? Потому что после миллиарда уже тебе
ничего не грозит. У тебя 50 миллиардов, а у кого-то юо миллиардов - вы
одинаково живете. А когда миллионы, они заканчиваются,
у
меня бизнес был.
Е сли
б я не сгорел, после этого не работал бы по жизни.
Вот так катался. Просто общался бы. Чтобы каждый день действительно
думать, куда ехать радоваться. Если ты не будешь радоваться, кто будет
радоваться вместо тебя? Нет, честно говорю!
я
сладкого
год могу
не кушать
- и вдруг килограмм меда есть. Вот так -
ложками. И в этом заключается для меня вся сладость,
жизнь - ЭТО ХУДОЖЕСТВО. [*
мое правило:
считать себя немного придурковатой и показывать себя
придурковатой. Работает безотказно.
я
родилась
в год,
когда умер Сталин,
и очень рада, что не застала его.
мое самое первое воспоминание в жизни
- дядя с железными зубами тянет
ко мне руки. Дядю этого я встретила у зоопарка, в руках у него был че-
модан. Сейчас я понимаю, что он вернулся из мест не столь отдаленных.
Он шел очень медленно, никуда не спешил. Вероятно, не знал, куда себя
деть, а я, наверное, напомнила ему дочку. Но я с криком убежала от него,
я
могла бы написать целую повесть
о том, как я жила со своей первой
собакой.
моего деда застрелили 7 ноября
1917
года.
Застрелили прямо на рабочем
месте - в банке, где он служил. Дед завещал похоронить себя на Дону,
откуда он был родом, но тогда это было крайне сложно. Эксгумировать
его решили уже в марте - когда земля чуть оттаяла. Тетка рассказыва-
ла: вытащили его, а он за зиму совершенно не изменился, вот только
улыбки не было.
похороны объединяют.
Семью по-другому не собрать.
раньше мне нужен был весь мир,
а теперь я редко выхожу со старой части
Васильевского острова. У меня есть свои два квадратных километра,
и больше мне не надо. Для любого человека этого вполне достаточно,
нужно просто найти свои два километра.
124 ESQUIRE СЕНТЯБРЬ 2013
предыдущая страница 129 Esquire 2013 09 читать онлайн следующая страница 131 Esquire 2013 09 читать онлайн Домой Выключить/включить текст