ЕВГЕНИЙ
МАТАФОНОВ
МОНТАЖНИК
КОНДИЦИО-
НЕРОВ, 33 ГОДА,
МОСКВА
Записал СТАНИСЛАВ БЕНЕЦКИЙ
послушаешь иностранцев
и
понимаешь,
в какой жопе живешь. Пока их не
слушаешь, чувствуешь себя куда лучше.
дом, где живет розенбаум - туда раньше радиоактивные отходы сбрасывали,
я собираюсь прожить до эо лет. Хочется только, чтобы коленка перестала
болеть.
МАМЫ МНОГО НЕ БЫВАЕТ.
ПОКА Я
НЕ ОТКРЫЛА ДЛЯ СЕБЯ ИНТЕРНЕТ,
у М еН Я
был
ПОКО Й В Д у ш е .
Теперь,
ЧТО
бы ни делала, я не могу его вернуть. Пришла пустота, пустила корни
и живет во мне.
не так давно я поняла,
что ничего не могу изменить.
ИНТЕРЕСНЫЕ ЛЮДИ ВСЕ КУДА-ТО ПОДЕВАЛИСЬ.
Может,
П О М ер Л И ?
И
«маней» меня назвали в Астрахани.
Это так, погоняло. Значит «маньяк».
ОТЕЦ У МЕНЯ С НОВОСИБИРСКА, МАТЬ С КАЛУЖСКОЙ ОБЛАСТИ.
Я
Ж И В у
П О 'р уС С К И .
У меня даже дачи нет, езжу в деревню. Все детство я косил, сажал, отби-
вал косу, ворошил сено и скирдовал. В общем, прошел школу деревни,
в десять лет
я
перебрал
движок от
мопеда.
Дед говорил, что делать, а я делал.
Сам все зачистил, разобрал, покрасил, и это стал мой первый мопед,
я
не лазил
по
подвалам,
не играл в карты. Только техника.
когда мне было двенадцать,
я купил себе «ИЖ-каблук». На скорости уходил
от ментов, вошел на двух колесах в поворот, потом в арку начал завора-
чивать, но не вписался. Там камень возле арки лежал, в него и врезался.
До сих пор друзья вспоминают. Это детство.
ПОСЛЕ
развода меня мать часто с отцом путала.
Бывало, в коридоре утром
встретит спросонья и аж вздрагивает.
родители
развелись
в 1990-м,
и мать скрывала от нас контакты отца.
Я
спустя десять лет решил его разыскать. Приехал на побывку из
армии, нашел его адрес. Открываются двери лифта - стоит мужик
какой-то у окна и курит. А отец никогда не курил, вообще никогда.
Тут он поворачивается, и я его узнаю. «Па, здорово!» - «Здорово. Что,
как?» - «Нормально, вот в отпуск из армии приехал». - «Слушай, я тут
долго не могу стоять, я не один». На этом все и кончилось. Больше я его
разыскивать не пытался.
я
ушел
в
армию
с
третьего курса, прямо в окно. Благо, на первом этаже
живу. Девяностые, тачки, деньги, наезды. В дверь позвонили, смотрю -
ага, за мной ребятки пришли. Собрал вещи и тикать - сделал ноги
в армию.
ДЕВЯНОСТЫЕ Я ОЩУТИЛ по полной.
Они были какие-то щекотные, неуютные.
Приезжали бандиты, я вызывал своих. И махались, и машины забирали.
Я участвовал в терках, в делах с машинами и сервисами. Мог накосо-
резить, и за меня впрягались. Но девяностые ушли, и те друзья ушли.
еще когда я в пту учился,
ко мне мастер подходил и спрашивал: «Жень,
сколько возьмешь за замену сцепления?»
Я
с двенадцати лет работаю
и не хочу легких денег.
до
армии
я
работал в автосервисе
и до сих пор люблю ковыряться с маши-
нами. Но в сервисе не стал работать. Однообразно это - поставят тебя
слесарем на ходовую часть, и ты от подъемника не отходишь. Мото-
ристом поставят - будешь каждый день видеть эти двигатели и с ума
сойдешь. А в кондиционерах и вода, и электрика, и медь, и сварка,
и клиенты разные. Поэтому я тут завис и уходить не собираюсь,
я по жизни могу
побеспределить,
но только для развлечения - как забава.
А так я никого не обижаю. В милиции меня все знают, и отделение - дом
родной. Жена бывшая наряд четыре раза подряд вызывала. Интернет
отключу ей - вызывает полицию. Меня забирают, проходит время,
привозят обратно. Все знакомые там. Теперь кондеи им ставлю,
мы
познакомились
с
женой на шашлыках.
Я
поехал за водкой на чужой
126 ESQUIRE СЕНТЯБРЬ 2013
предыдущая страница 131 Esquire 2013 09 читать онлайн следующая страница 133 Esquire 2013 09 читать онлайн Домой Выключить/включить текст