ПОСТУПКИ И
НАМЕРЕНИЯ
КА КО ВО
событий я дал интервью сайту
«Свободная пресса» - о том, что
поморы должны получить статус
коренного малочисленного народа
Севера. В комментарии мне пообе-
щали сначала «потолковать о пре-
кращении уголовно наказуемой
деятельности по развалу страны»,
а потом повесить меня на собст-
венных кишках. Автор подписался
«Майором» и сообщил про себя, что
раньше служил в Архангельском
УФСБ. Когда начались обыски,
я подумал, что это исполнение пер-
вой части угрозы, и написал заявле-
ние. В полиции мне сначала ответи-
ли, что комментарий можно было
бы назвать угрозой, если бы в нем
действия, мне угрожающие, описы-
вались более конкретно, то есть, ви-
димо, было бы
описано, как именно
меня повесят на собственных киш-
ках. В конце концов факт угрозы
все-таки признали, но расследова-
ние так никуда и не продвинулось.
Потом начался суд. Свидетели
говорили, что «вы»
в злополучной
фразе вообще не относится к рус-
ским, но обвинение привлекло двух
уборщиц из ФСБ, которые сказали:
«Мы
русские, и нас это оскорбило».
Я просил суд о дополнительных
экспертизах, в том числе о техни-
ческой экспертизе моего компью-
тера - если бы в ночь с
1
на
2
мар-
та с него выходили в интернет, там
остались бы какие-то следы
, - но
мне отказали. Была даже сделана
независимая лингвистическая экс-
пертиза, и гораздо более квалифи-
цированными лингвистами, кото-
рые сказали, что никакого отно-
шения к
282
-й статье эта фраза не
имеет, но их заключение не приня-
ли.
1
марта
2013
года меня призна-
ли виновным.
Мне присудили штраф
- сто
тысяч рублей. Но еще до приговора
Сбербанк заблокировал счет, на ко-
торый мне перечисляют зарплату.
Сначала банк это объяснял сбоем
программы, но она не заработала
и через два месяца. Тогда стали по-
являться новые версии. Некоторые
сотрудники неофициально объяс-
няли, что мое имя попало в пере-
чень лиц, причастных к экстре-
мистской и террористической дея-
тельности (на сайте http://fedsfm
.ru/
Мосеев фигурирует в перечне под
номером
68
. -
Esquire
). Этот спи-
сок составляет Росфинмониторинг,
ПРИ ЧЕМ ЗДЕСЬ
Я? ДЛЯ ЧЕГО
МОЮ ФАМИЛИЮ
ПОМЕСТИЛИ
РЯДОМ С ИМЕ-
НАМИ ТЕРРОРИ-
СТОВ И УБИЙЦ?
чтобы предотвратить финансиро-
вание терроризма. Параллельно
Минюст стал рассылать всем об-
щественным организациям, в кото-
рых я состою, письма с требовани-
ем исключить меня на основании
15
-й статьи ФЗ
№7
- а там говорит-
ся, что членом некоммерческой ор-
ганизации не может быть человек,
включенный в этот самый перечень.
Тогда я попросил разрешение
выплачивать штраф в рассрочку:
счет заблокирован, зарплата в три
с лишним раза меньше ста тысяч
рублей, и все равно я не могу ее
снять. Других источников денег
у меня нет - семья живет в долг,
а у меня двое несовершеннолетних
детей. Но мне отказали - Сбербанк
сказал, что если я добровольно за-
крою счет, то смогу забрать все
оставшиеся деньги. Это шантаж
-
они заставляют меня отказаться
от своих прав. Нет никаких дока-
зательств моей причастности к тер-
роризму. У меня на счету ровно
столько денег, сколько заплатил ра-
ботодатель. Действия Сбербанка, по
моему мнению
, незаконны - думаю
,
именно поэтому они так и не дали
мне ясного письменного ответа на
вопрос, почему счет заблокирован.
Списки людей, причастных
к терроризму, составляют во мно-
гих странах, но нигде, кроме России,
туда не включают так называемых
экстремистов - это чисто россий-
ская законодательная подлость. Во-
первых, так спецслужбы искусст-
венно улучшают отчетность. Во-
вторых, это позволяет им любого
неугодного сделать изгоем. Но при
чем здесь я? Для чего мою
фамилию
поместили рядом с именами терро-
ристов и убийц? Зачем мне мешают
платить штраф?
Я уверен, что это не случай-
ность.
Я
борюсь за включение по-
моров в перечень коренных мало-
численных народов Севера. А по
всей России сейчас идет кампания
по разрушению
движения корен-
ных малочисленных народов. На
территориях, которые пока что им
принадлежат, есть нефть, газ, ал-
мазы, рыба и прочие ресурсы. Ну
а поморы даже не входят в этот пе-
речень, то есть они вообще лише-
ны права влиять на развитие тра-
диционно принадлежавших им зе-
мель и вести образ жизни, всегда
обеспечивавший им выживание:
традиционное рыболовство раз-
решено только коренным малочи-
сленным народам; охоту на серку,
которая была основой поморского
промысла, запретили после мощ-
ной кампании по защите белька
(серка - вторая после белька стадия
взросления гренландского тюленя,
фактически это взрослый зверь, но
охотиться на него больше нельзя).
Традиционное лесопользование то-
же запрещено. Некоторые говорят,
что поморских поселений не оста-
лось, потому что поморы спились
или уехали. Но какие шансы есть
у коренной малочисленной общно-
сти, если ей запрещены
все занятия,
которые позволяли ей жить?
И тем не менее огромное ко-
личество людей хотят сохранить
поморскую
идентичность. Мы про-
вели несколько российских съездов,
и в
2009
году нам предложили со-
трудничество поморы из Норвегии.
9
4 ESQUIRE ОКТЯБРЬ 2013
предыдущая страница 105 Esquire 2013 10 читать онлайн следующая страница 107 Esquire 2013 10 читать онлайн Домой Выключить/включить текст