ПОСТУПКИ И
НАМЕРЕНИЯ
И С КУССТВО
когда в жизни: «Я хохотал, когда увидел клоунов». Сейчас он к клоунам привык и больше не хо-
хочет, но без цирка уже свою жизнь не представляет.
Виталик достает с полки суповую кружку и принимается ее гладить: «Это сиротка моя». Живет он
в выгородке в вагончике вместе с семью другими рабочими. Все, что он нажил к 45 годам, - это две
дорожные сумки с вещами и семь удочек. Однажды он попробовал вернуться в Барнаул к жене,
но из этого ничего не вышло: «Я стал взрослее, а она была все та же. После этого я уже больше не
женился». Потом, правда, пробовал создать семью с приемной дочерью брата. Перевез в свой ва-
гончик племянницу и ее ребенка. Ребенок жил на верхней кладовой полке, а для подруги Виталик
расширил свою кровать на 30 сантиметров с помощью картонок. На кровати напротив спал сосед.
«Племянница пыталась сделать здесь идеальный порядок, но это было невозможно». Через месяц
она собрала вещи, забрала ребенка и навсегда покинула вагончик: «Я купил ей билет и отправил
домой. На прощание она мне сказала, что я никчемный человек».
Артистам в этом плане проще - они живут в собственных вагончиках.
Хоть здесь и не принято говорить о социальном расслоении, оно есть.
Артистка, например, никогда не станет женой рабочего. В лучшем слу-
чае униформисту достанется кассирша. «Была у нас парочка - артист-
ка Инесса и униформист Юра. Инесса каучук работала: через спину
сгибалась, голову между ног - и на жопу дожила. Они даже офици-
ально поженились, и у них получился сын. Но потом она к артисту
ушла». Виталик уверен, что это справедливо: «Ну, кто на кого учил-
ся. Возьми меня и Аллу Пугачеву, что у нас общего? Не получился бы
у нас роман, даже если б она в нашем шапито жила».
«Но вот если артист залупится - это совсем другое дело, я его сразу
на место поставлю, - говорит Виталик. - Одному вот недавно свет вы-
рубил во время представления». В быту социальный разрыв чувству-
ется не так остро: «Мы вот с Женькой ездим на рыбалку вместе. Он
директор, а я - куш на палочке, но мы вместе рыбачим. Такие у нас отношения». Виталик говорит,
что в цирке его держит - и каждый раз возвращает - «чувство нужности». В Барнауле этого не было:
там весь город забит электриками, а здесь из 20 рабочих он один умеет с нуля собрать и разобрать
цирк. «Незаменимых людей, конечно, не бывает, но я очень нужен здесь. Это очень важное чув-
ство». Друзья ласково называют Виталика психом, но регулярно ходят к нему лечиться: «И от на-
сморка могу, и от кривых ног. Ваньку нашего от горба вылечил. На него девушка проклятие нало-
жила, когда он ее бросил. Я после процедуры вышел весь мокрый, как после бани». В качестве пла-
ты он берет коньяк. «Я так снимаю с себя грязь после процедуры, ну чтобы горб на меня не пере-
рос. Кто-то снимает грязь водкой, кто-то дерево обнимает. А мне хватает коньяка».
Вагончик трясется, сиротка дребезжит на столе: «Это трахается кто-то, не обращай внимания».
Первый вечер возвращения после побега самый приятный, говорит Виталик. В прошлый раз он
вернулся весной, проведя полгода в Москве: «Зарабатывал у тысяч, вместо своих двадцати, но по-
Униформист-электрик
Виталик может в одиночку
собрать шапито
ІЗО Е
Б
и І
І?
Е
ОКТЯБРЬ 2013
предыдущая страница 141 Esquire 2013 10 читать онлайн следующая страница 143 Esquire 2013 10 читать онлайн Домой Выключить/включить текст