татуировки, кровь
и
шрамы
- вот из чего я сделана.
мне не нужен психоаналитик.
Роли, которые я выбираю, - вот мой психоаналитик.
когда все девочки вокруг хотели быть балеринами,
я хотела быть вампиром,
люди
считают,
что я
полна темных тайн
и одержима идеей смерти. Но если я и люблю
задумываться о смерти, то только потому, что ценю жизнь больше, чем многие.
меня не пугает вид крови,
и меня никогда не пугали мертвые тела. Когда я вижу мерт-
вого человека, я думаю лишь о том, что совсем недавно он был живым, как я.
в
смерти есть
что-то
усп окаиваю щ ее.
М ысль о том, что завтра тебя может не стать,
позволяет ценить жизнь сегодня - какой бы она ни была.
Я ДОВОЛЬНО ПОЗДНО ПОНЯЛА,
что быть счастливой - это просто выбор, который ты
делаешь.
без боли нет страдания,
а без страдания мы никогда не научимся извлекать уроки
из собственных ошибок.
я всегда считала недостатки привлекательными.
Ш рамы, например, кажутся мне сек-
суальными, потому что как бы говорят: да, я делал глупости.
мать никогда не кричала
и никогда не ругалась. Она плакала, и я часто слышала,
как она плачет, потому что наши спальни были рядом. Однажды, еще в школе, -
не спрашивайте, что я делала, - я пришла домой под утро и увидела ее заплакан-
ное лицо, лицо человека, который проплакал всю ночь.
мой
отец
(Джон Войт. -
Esquire
) - великий актер, но в первую очередь он великий
отец.
пока
я
не начала сниматься в кино,
я даже не знала свой размер груди.
МНЕ нравится прятаться за моими персонажами.
Я
очень замкнутый человек, и я не
слишком хорош о научилась ладить с известностью.
я не
лю блю , когда
ко мне
прикасаю тся.
Когда-то мне сказали, что я замираю и за-
держиваю дыхание, когда кто-то приобнимает меня. Что ж, я до сих пор так
делаю.
видимо, меня давно пора упрятать в психуш ку.
вот тут, над бровями, у меня складка, потом у что мне постоянно приходится их
поднимать в удивлении.
очень важно понять,
насколько огромен на самом деле мир.
я
отправилась в первое большое путешествие очень давно,
и то, что я тогда увидела,
меня потрясло и полностью изменило. Потом, продолжая путешествовать, я, как
и все, наверное, прошла через период злости на тот благополучный мир, в ко-
тором родилась, и только потом поняла, что вместо того чтобы наблюдать или
злиться, лучше искать способы помочь тем, кто живет в нищете,
видя в
новостях
лагеря беженцев,
люди в Америке даже не понимают, что эти люди
всего лишь хотят вернуться домой.
КОГДА Я ВПЕРВЫЕ ОКАЗАЛАСЬ В СЬЕРРА-ЛЕОНЕ,
Я уВИДеЛД ТЫСЯЧИ ЛЮДеЙ, КОТОрЫМ ПОВ'
станцы отрезали руки или ноги. Картина огромного мира буквально ворвалась
в мою голову. Я помню, что первые дни, слушая истории этих людей, я постоян-
но плакала. Н о потом я поняла, что им не нужны мои слезы,
из того, что мне
удается заработать, я откладываю треть,
трачу треть и еще треть от-
даю на благотворительность.
самый большой подарок,
который я сделала своим детям, - это возможность уви-
деть мир.
мои
дети любят путешествовать так же, как я,
и мне кажется, в головах у ни х уж е есть
понимание большого мира, потому что им комфортно в отеле на Манхэттене
так же, как в палатке без электричества в кенийской пустыне.
предыдущая страница 153 Esquire 2013 10 читать онлайн следующая страница 155 Esquire 2013 10 читать онлайн Домой Выключить/включить текст