public:
Я легонько постукиваю Ш арлотту по коленной чашечке. Никакой реакции.
- Не больно?
-Так что сказал президент?
- Который?
- Мертвый, - говорит она.
Я массирую ей подошвенные фасции.
- А тут как?
- Как брызги прохладных бриллиантов, - отвечает она. - Ну, выкладывай. Я знаю,
что ты с ним говорил.
Похоже, сегодня у нее будет плохой день.
- Дай-ка я угадаю, - предлагает Ш арлотта. - Президент посоветовал тебе переехать
на тропический остров и заняться живописью. Это бодрит, да?
Я молчу.
- А меня с собой возьмешь? Я буду помогать. Держать в зубах палитру. Или пози-
ровать. Мой конек - горизонтальная обнаженная натура.
Ей хочется пить. Поилкой у нас служит чашечка для промывания носа. Она стоит
на тумбочке, и Ш арлотта может сама достать губами до ее носика. Пока она утоляет
жажду, я говорю:
- Если тебе уж так надо знать, президент велел мне искать внутреннюю решимость.
- Внутреннюю решимость, - повторяет она. - Кто бы мне помог ее найти.
- У тебя больше решимости, чем у любого из моих знакомых.
- Боже, как лучезарно. Т ы что, не видишь, что происходит? Не понимаешь, что я про-
веду так весь остаток жизни?
- Уймись, дорогая. День только начался.
- Знаю, знаю, - говорит она. - Я должна достичь стадии просветленного примирения -
так, что ли? Думаешь, мне нравится, что я не могу сорвать злость ни на ком, кроме те-
бя? Я знаю, как это несправедливо - ты единственное, что я люблю в этом мире.
- А как же К урт Кобейн?
- Он умер.
- Ж алко. Был бы жив, ты бы на нем сорвала злость.
- Ух, он бы у меня получил, - говорит она.
М ы слышим, как к дому подъезжает Гектор, утренний санитар, - у него старая ма-
шина с двигателем внутреннего сгорания.
- Мне надо взять кое-что на работе, - говорю я. - Н о я вернусь.
- Обещай мне одну вещь, - говорит она.
- Нет.
- Да ладно тебе. Если пообещаешь, я освобожу тебя от того, другого обещания.
Странно, но упоминание о том обещании ничуть не пугает, а наоборот, приносит
облегчение. И все-таки я качаю головой. Я знаю, что это неправда: она никогда не
освободит меня.
О на говорит:
- Пожалуйста, давай договоримся, что ты будешь со мной честен. Не надо стараться
поднять мне настроение, не надо излучать фальшивый оптимизм. От этого нет ни-
какого проку.
- А если я правда оптимист?
- С чего бы? - говорит она. - Притворство - вот что убило Курта Кобейна.
Вообще-то его убило ружье, из которого он саданул себе в голову, думаю я, но не го-
ворю этого вслух.
И з «Нирваны» я знаю только одну строчку и напеваю ее Ш арлотте:
- При включенном свете, - пою я, - она не так опасна.
О на закатывает глаза.
- Все переврал.
Н о она улыбается. Я пытаюсь развить успех.
- Но хоть за старание-то я заслужил пару баллов?
- А ты разве не слышишь? - спрашивает Ш арлотта.
-Ч т о ?
- Как я хлопаю?
- Сдаюсь, - говорю я и иду к двери.
- Кровать, поднимись, - командует Ш арлотта, и ее туловище медленно ползет вверх.
П ора начинать день.
///с tor
CSphMTFHashQ
<
m.pData = newCSphMTFHashE
for (Int 1=0; kSIZE; I++)
m_pOata[l] = NULL;
1
///dtor
-CSphMTFHaah ()
{
for (Int 1=0; kSIZE; I++)
<
CSphMTFHaah Entry
while (pHead)
{
CSphMT
Safe Dell
pHead =
//MTF on access
It(pPrev)
{
pPrev->r
pEntry->
m.pDaU
)
)
)
return pEntry-xn J Value:
/// find first non-empty entry
const CSphMTFHaah Entry<T> • FlndFirst ()
<
for (tntl«0; kSIZE; I++)
if (m_pData[i])
return m
return NULL;
)
предыдущая страница 181 Esquire 2013 10 читать онлайн следующая страница 183 Esquire 2013 10 читать онлайн Домой Выключить/включить текст