Я выезжаю на ю і-ю магистраль и сворачиваю на юг, к М аунтин-Вью - там я пиш у код в фирме под названием «Хранитель
репутаций». В основном она занимается тем, что взятками либо угрозами вынуждает пользователей «Фейсбука» и других
социальных сетей удалять отрицательные отзывы о нечистоплотных адвокатах и неумелых дантистах. Работа эта трудоем-
кая, и потому меня наняли сочинить программу, которая прочесывала бы интернет и составляла досье на клиентов. От это-
го до создания президента был один шаг.
Ж енщ ина за рулем соседнего автомобиля положила айпроектор на пассажирское сиденье и ведет оживленную дискус-
сию с президентом, не отрывая глаз от дороги. Проезжая под мостом, я замечаю на нем пожилого чернокожего мужчину
в коричневом костюме. Он смотрит вниз, а рядом с ним стоит президент. Они не разговаривают - просто стоят бок о бок
и молча наблюдают за потоком машин.
Скоро ко мне приклеивается черный автомобиль без водителя. Он едет по соседней полосе - я прибавляю скорость, он
тоже. Сквозь тонированные стекла в его окнах я вижу, что внутри нет ничего, кроме мощного аккумуляторного блока, по-
зволяющего угнаться за кем угодно. М не нравится рулить самому, это меня успокаивает, однако я все же включаю автома-
тику и перестраиваюсь на гугл-полосу, а потом отпускаю баранку и захожу на наш сайт впервые после того, как неделю на-
зад выложил там президента. Авторизую сь и узнаю, что его уж е скачали четырнадцать миллионов человек. Кроме того,
в моем почтовом ящике семьсот новы х писем. Первое из них - от парня, который придумал «Фейсбук», и это не спам: он
хочет угостить меня буритто и потолковать о будущем. Я перепрыгиваю на последнее письмо, от Ш арлотты: «Прости, я не
нарочно. Не забывай, я же теперь бесчувственная. Н о я верну себе чувства.
Я
стараюсь, правда».
Я снова вижу президента, на сей раз перед корейской церковью. Свящ енник положил айпроектор на стул, и президент
словно поглощен чтением Библии, раскрытой перед ним на подставке. Я понимаю, что этот призрак будет являться нам до
тех пор, пока мы не осознаем случившегося: что он погиб, что его у нас отняли, что это непоправимо. И я ведь не идиот.
Я знаю, что у меня отнимают на самом деле - медленно и бесповоротно, прямо на моих глазах. Знаю, что поздно ночью
я должен тянуться не к президенту, а к Ш арлотте.
Н о когда я с Ш арлоттой, нас разделяет барьер - защитная пленка, за которой я прячусь от дрожи в ее голосе, от биения
жилок на ее высохш их запястьях, от всех ее саркастических прогнозов. По-настоящему это обрушивается на меня, когда
я от нее вдали, - где-нибудь в гараже я вдруг с ужасом понимаю, как она напугана, или в магазине, вычеркивая из списка
тампоны, внезапно чувствую, какой жестокой должна казаться ей ее судьба. Сейчас, за рулем, я вспоминаю, что она стала
отворачиваться к стене еще до того, как закончится последняя песня в альбоме «Нирваны»: даже наушники с марихуаной,
и те скоро перестанут действовать. Дорога впереди расплывается, и до меня доходит, что мои глаза полны слез. Я пропу-
скаю свой съезд и отдаюсь на волю гугл-полосы - пусть несет меня дальше.
Когда я возвращаюсь домой, меня ждет там Санджай, мой босс. Я отправил ему сообщение, попросив прислать стажера
с хэш-ридером, но он привез его сам, собственной персоной. Если рассуждать теоретически, хэш-ридеры невозможны.
Теоретически никто не способен взломать полномасштабную кодировку на основе сотни символов. Н о одному ловкачу из
Индии это удалось, и Санджай знает этого ловкача. Санджай болезненно относится к своему происхождению и считает, что
для владельца перспективной компании в Пало-Альто такое имя, как у него, звучит банально. Поэтому он требует, чтобы
его называли Эс-Джи, и одевается в духе Стэнфордской школы дизайна. Он получил в Стэнфорде степень магистра, но по
сути украл бизнес-модель у ф ирмы под названием «Защитник репутаций». Винить его за это язык не поворачивается - он
из тех, кто тащит на себе мечты и надежды целой деревни.
Эс-Джи идет за мной в гараж, где я подключаю вертолетик к разъему и ввожу вспомогательный код, чтобы распарсить
его логический диск. Он подает мне хэш-ридер, вручную перепаянный в Бангалоре из старой материнской платы. М ы оба
дивимся на этот самый хитроумный деш ифратор в мире, чудом попавший в наши недостойные руки. Н о если хочеш ь хра-
нить репутации в Кремниевой долине, надо уметь взламывать защищенные программы.
Он молча наблюдает за тем, как я инициализирую вертолетик и запускаю диагностику.
- Давно не виделись, - наконец говорит он.
- М не нужно было время, - отвечаю я.
- Да я ничего, - говорит Эс-Джи. - Соскучились просто. Т ы возрождаешь президента, приводишь на наш сайт пятнад-
цать миллионов человек, а потом мы неделю тебя не видим.
Вертолетик чувствует что-то неладное и отключается. Я насильственно перезагружаю его.
- Вертолетиком обзавелся? - спрашивает Эс-Джи.
- Конфисковал, - говорю я. - Перенастрою - будет мой.
Эс-Джи кивает.
- М ежду прочим, к нам заходили из Секретной службы.
- Меня искали? - спрашиваю я. - Что во мне секретного?
- Наверное, твой президент произвел на них впечатление. Как и на меня.
У Эс-Джи длинные ресницы и большие карие глаза героя японских комиксов. Он припечатывает меня ими.
- Я тебе вот что скажу, - говорит он. - Президент - это шедевр, безупречно скомбинированный интерфейс передачи дан-
ных. Я в восхищении. Это революционная вещь. Знаешь, что нас ждет?
Я обращаю внимание на его модные очки.
- Н а «Андроиде»? - спрашиваю я.
- Ага.
- Можно?
ОКТЯБРЬ 2013 Е
Б
и І
І?
Е
I
7 I
предыдущая страница 183 Esquire 2013 10 читать онлайн следующая страница 185 Esquire 2013 10 читать онлайн Домой Выключить/включить текст