Позже я выношу айпроектор под навес в саду. Здесь, в золотистых предвечерних лучах, президент снова вырастает и ожи-
вает передо мной. Он поправляет воротничок, манжеты, проводит по лацкану большим пальцем, точно существует только
в краткие секунды перед тем, как его изображение начнут транслировать в прямом эфире.
- Простите за беспокойство, господин президент, - говорю
я.
- Ерунда, - отвечает он. - Я на службе у своего народа.
- Вы меня помните? - спрашиваю
я. - Помните проблемы, которые мы с вами обсуждали?
- Суть всех человеческих проблем неизменна. Меняется лишь облик, в котором они предстают перед каждым из нас.
- Сегодня меня волнует проблема личного характера.
- Тогда на мои губы ляжет печать молчания.
- Я уже очень давно не занимался любовью
со своей женой.
Он поднимает руку, прерывая меня, и улыбается мудрой, отеческой улыбкой.
- Дела сердечные, - говорит он мне, - всегда чреваты сомнениями.
- Я хотел спросить о детях.
- Дети - наше будущее, - говорит он.
- Стали бы вы
сами приводить в мир своих, если бы знали, что растить их, возможно, придется только одному из вас?
- В наши дни, - говорит он, - на плечи одиноких родителей ложится слишком тяжкое бремя. Вот почему я выдвигаю
на
обсуждение законы, призванные облегчить существование этих усердных тружеников.
- А как насчет ваших собственных детей? Вы по ним скучаете?
- Мое сердце тянется к ним постоянно. Быть в разлуке с детьми - самая большая из жертв, которых требует государст-
венное служение.
Из-за пыли в сарае его призрак поблескивает и вихрится. Возникает впечатление, что он может выключиться, покинуть
меня в любой момент. Я чувствую, что мне нельзя понапрасну терять время.
- Когда все здесь кончается, - говорю
я, - куда мы уходим?
- Я не священник, - говорит президент, - но я думаю
, что мы идем туда, куда нас призывают.
- А куда призвали вас? Где вы
сейчас находитесь?
- Не все ли мы порой мечтаем оказаться там, где бьют ключи истинной мудрости?
- Вы не знаете, где вы
, так ведь? - спрашиваю
я президента.
- Уверен, что мой оппонент был бы рад убедить вас в этом.
- Все нормально, - бормочу я скорее самому себе. - Я и не думал, что знаете.
- Я точно знаю
, где я, - заявляет президент. И голосом, который кажется сшитым из разных лоскутков, добавляет: - В на-
стоящее время мое местоположение определяется координатами тридцать семь и сорок четыре сотых градуса северной ши-
роты на сто двадцать два и четырнадцать сотых градуса западной долготы.
По-моему, он выдохся. Я жду, что он скажет «Доброй ночи» или «Боже, благослови Америку». Вместо этого он протяги-
вает руку к моей груди.
- Я слышал, вам пришлось пожертвовать многим из того, что было вам дорого, - говорит он. - И мне сказали, что у вас
крайне развито чувство долга.
Я вовсе не уверен, что он прав, но говорю:
- Так точно, сэр.
Его сияющая длань сжимает мне плечо, и не важно, что я этого не чувствую.
- В таком случае эта медаль, которую я прикрепляю к вашему мундиру, гораздо больше, чем просто кусок серебра. Это
символ того, сколь много вы
отдали, причем не только на полях сражений и не только на службе своему народу. Она гово-
рит другим, сколь много вы
еще способны отдать. Она навеки отмечает вас как того, на кого можно положиться, того, кто
в годину бедствий воспрянет сам и поможет подняться упавшим. - Он устремляет торжественный взгляд в пространство
над моим плечом. Затем говорит: - А теперь возвращайся домой к жене, солдат, и открой новую главу своей жизни.
Когда совсем темнеет, я иду к Шарлотте. Вечерняя сиделка надела на нее ночную сорочку. Увидев меня, Шарлотта опуска-
ет кровать. Жужжание электрического моторчика - единственный звук в комнате.
- У меня овуляция, - объявляет она. - Я чувствую.
- Ты можешь это чувствовать?
- Мне не надо чувствовать, - отвечает она. - Я просто знаю
.
Она до странности спокойна.
- Ты готов? - спрашивает она.
- Конечно.
Я пристраиваюсь на перильцах, которые нас разделяют.
- Хочешь сначала немного орального секса? - спрашивает она.
Я качаю
головой.
- Тогда залезай ко мне, - говорит она.
Я лезу на кровать, но она меня останавливает.
- Эй, солнышко, - говорит она, - одежку-то сними.
Трудно вспомнить, когда она называла меня так в последний раз.
предыдущая страница 186 Esquire 2013 10 читать онлайн следующая страница 188 Esquire 2013 10 читать онлайн Домой Выключить/включить текст