письмо
ОКТЯБРЬ 2013 НОМЕР 92
И В С Е - Т А К И О Н И В Е Р Т Я Т С Я
мой друг и учитель,
доктор биоло-
гических наук, никогда не мучает-
ся с прогнозами. Уже много лет он
с точностью до статистической по-
грешности знает, кто и с каким про-
центом выиграет очередные выборы
в России. Его метод строго научен,
точен и, главное, не требует от не-
го даже малейшей осведомленности
о политической ситуации в стране.
Несколько лет назад Андрей
Всеволодович (так его зовут) начал
собирать в одну таблицу результа-
ты предвыборных опросов ВЦИОМ
и результаты следующего за ни-
ми голосования, начиная с 1993 го-
да. Оказалось, что успех кандида-
тов на выборах все это время прямо
и очень достоверно зависел от цифр
социологов. Были, конечно, стран-
ности. Например, партия власти,
коммунисты и ЛДПР получали нем-
ного больше, чем обещали прогно-
зы, а «демократы» - немного мень-
ше. Но это практически не влияло
на качество прогноза. ВЦИО М по-
чти никогда не подводил.
До недавнего времени в кра-
сивом графике наблюдалась только
одна нерегулярность, на парламент-
ских выборах в 1993 году. «Они про-
сто еще не научились воровать го-
лоса», - философски замечает мой
друг. Основываясь на своем безуп-
речном графике, он спрогнозировал
и результат нынешних выборов -
и сел в лужу, ошибившись вместе
с ВЦИОМ ом на десять процентов.
За последний месяц сесть в лу-
ж у успели все социологические
службы разом. Можно, конечно, по-
дозревать их в нечистоплотности
или непрофессионализме, но по-
моему, все было ровно наоборот:
они слишком серьезно относились
к своей работе. Просто стали залож-
никами трагических обстоятельств.
Представьте себе социолога.
В дождь и в ведро, в пятницу или
субботу он обзванивает 1600 че-
ловек. Даже больше - почти ни-
кто не соглашается разговаривать.
Он собирает данные, честно вво-
дит их в таблицу и получает ка-
кое-то представление о настроени-
ях избирателей. А потом проходит
неделя, случаются выборы - и ни-
чего не сходится. Как будто на ме-
сто вчерашних москвичей прилете-
ли марсиане.
Честный социолог пытается
разобраться, что не так. Он вспо-
минает, что соотношение мужчин
и женщин, богатых и бедных, обра-
зованных людей и не очень в его вы-
борке может не совпадать с город-
ским. Потом, мужчины наверняка
чаще врут, что пойдут на выборы,
а на самом деле мучаются похмель-
ем и не приходят. На это тоже надо
ввести поправку. Коммунисты стес-
няются признаваться в своих сим-
патиях. Студенты иногда отвечают
невпопад. Молодые девушки быва-
ют не в духе. Социолог учитывает
самые разные факторы, кроме, ко-
нечно, фальсификаций. Уравнение
обрастает переменными и попра-
вочными коэффициентами - ровно
до тех пор, пока не начинает точ-
но предсказывать официальные ре-
зультаты выборов.
К этому времени модель пред-
ставляет собой черный ящик, прев-
ращающий ответы респондентов
в предвыборный прогноз. Как он
работает, социолог уже может и не
знать. Знает только, что ящик не-
плохо угадывает мнение избирко-
ма. Этого вполне достаточно: дру-
гой реальности у него нет.
Так, наверно, должен был чув-
ствовать себя астроном птолемеев-
ской школы, смотрящий на звездное
небо в начале XVII века. Он знал,
что земля неподвижна, а планеты
крутят вокруг нее хоровод, описы-
вая идеальные окружности. Он ви-
дел при этом, что какие-то кривые
получаю тся окружности, непра-
вильные какие-то, приплющенные.
Что ему было делать? Он усложнял
модель: теперь планеты крутились
вокруг пустой точки, которая вра-
щалась вокруг Земли по идеально
круглой орбите. Все равно карти-
не не хватало реализма. Он услож-
нял модель больше и больше, пока
она не приходила в полное согласие
с ходом планет. Модель же не долж-
на быть осмысленна - она долж-
на только предсказывать, где будет
завтра Ю питер. А потом пришел
Галилей и рассказал ему, что пла-
неты вращаются вокруг Солнца
по эллиптическим орбитам, и Земля,
кстати, тоже вертится. Это не заго-
вор и не ошибка, это крах всей кар-
тины мира.
Когда-то Земля была неподвиж-
ной, а теперь она вертится. Когда-то
фальсификации были столь пред-
сказуемы и солидны, что россий-
ские социологи научились воспри-
нимать их как данность, исконный
ход вещей. А теперь они стали не-
предсказуемы, как погода. Такое бы-
вает. Скоро социологи напишут но-
вые модели, пригодные для новой
картины мира. В науке это называ-
ется сдвиг парадигмы, и
АНДРЕЙ БАБИЦКИЙ
Редакт ор E sq u ire
4 2
ESQUIRE ОКТЯБРЬ 2013
предыдущая страница 48 Esquire 2013 10 читать онлайн следующая страница 50 Esquire 2013 10 читать онлайн Домой Выключить/включить текст