ную мать.
- Она
посмотрела
на
меня
и подмигнула. - Уж я-то знаю, о чем го-
ворю, понял?
На
пороге
кухни
появился
отец
Роды - рядом с моим отцом он казался
широкогрудым коротышкой.
Мне
кажется,
тебе
хватит,
111
арлин, - сказал он жене.
Она снова подмигнула мне и допила
стакан до дна.
Отец Роды выглядел не столько рас-
серженным, сколько смущенным и рас-
терянным. Он легонько потер ладонью
свою лысоватую макушку.
- Как тебе папина коллекция? - спро-
сила Рода у моего отца. 'Теперь она сто-
яла
ближе
ко
мне,
отодвинувшись
от
матери. >1 видел пряди мягких, тонких
волос на ее шее.
- Впечатляет. Такое не каждый день
видишь.
Пожалуйста, Шарлин. Не при ре-
бенке,
сказал отец Роды.
Ничего, папа, - сказал Рода, делая
шаг к нему. - Мы все равно ненадолго.
-
И
он
будет
объяснять
мне,
что
стыдно, а что нет? - спросила мать Роды,
сидя спиной ко всем нам. - Человек, ко-
торый не выходит на люди с собствен-
ной
женой,
будет объяснять
мне,
что
стыдно, а что нет? - Сливка заворчала.
Она чувствовала растущее напряжение
и зверела.
-
Который
шляется с
про-
шмандовками вдвое его моложе?
Ма ть Роды крутанулась на табурете
и ткнула пальцем в мужа.
- Уйди с дороги, Рода, - сказала она,
потому что Рода уже очутилась между
ними.
Отец Роды развел руками в извиня-
ющемся жесте и вышел обратно в кори-
дор.
- Трус! - крикнула она.
Поздно
вечером,
слушая,
как
Рода
плачет, а отец ее утешает, я подумал: ин-
тересно, текут ли слезы и из того, при-
крытого
глаза?
Стена
между
нашими
комнатами была тонкой, и я слышал все:
их громкое дыхание, снова ее плач, а по-
том Рода сказала отцу, что любит его.
Помню, как все это было странно.
На следующий день Рода предложи-
ла мне сесть вместе за пианино. Я при-
знался, что не умею играть, но она ска-
зала,
что это неважно.
И
я
сел
рядом
с ней.
- Закрой глаза, - сказала она.
- А ты?
- Я уже закрыла, - сказала она. - Хотя
правый у меня никогда до конца не за-
крывается.
- И ты им видишь?
- Да. Всегда.
Я закрыл глаза.
- Положи руки на клавиши, - сказала
она.
-
Просто
слушай
внимательно,
и пусть пальцы сами играют ч то хотя т.
Несколько минут прошли в молчании. Воздух между нами уплотнился
и медленно пульсировал.
Ее первая, низкая нота разлилась гулом. Потом она извлекла еще несколь-
ко, и они заняли свои места в воздухе.
- Здорово, - сказал я.
- Слушай, - шепнула она.
Я слушал, пока некоторые из нот вокруг не стали как будто моими, а по-
том и не как будто. И не так уж плохо у нас получалось: раздробленная ме-
лодия, складная, потому что дыхание Роды было совсем близко к моему.
Не знаю, долго ли мы играли, зато твердо знаю, что хотел бы, чтобы это
никогда не кончалось, но все как-то вдруг кончилось, и отец захлопал отку-
да-то сзади - громкий, режущий уши звук.
И как она тебе, эта Рода? - поинтересовалась моя мать. Она срезала жир
с куриных грудок.
- Вежливая, - сказал я.
- А еще?
Я пошевелил кучку из комков желтого жира на краю разделочной доски.
- Чудная, - сказал я.
-Д а?
- Ага. И, по-моему, никого не боится. Может, только свою маму.
Моя мать рассмеялась. Потом взъерошила мне волосы.
- Ой, - сказала она. - Извини, - и схватила полотенце, чтобы вытереть
жир. - Красивая? - на этом ее голос потух.
- Нет, она инвалидка, - сказал я, и мать снова рассмеялась.
Всю неделю я ждал, когда опять сяду с Родой за пианино, по едва я в пя т-
ницу вечером приехал к отцу, как он усадил меня в машину, и мы, все втро-
ем, помчались к ее родителям. Звонила ее мать.
Что она имела в виду? - повторяла Рода. Она сидела в плаще, зажав руки
Между
КС)ЛС1
тями.
Не волнуйся, - каждый раз отвечал ей отец. - Я уверен, что у них все
нормально.
Но когда мы доехали до места, ни Рода, ни отец не могли открыть дверь.
Они стучали и стучали, а ответа все не было - изнутри доносилось только
собачье ворчанье, по никто из них не решался просто повернуть ручку и вой-
ти.
Наконец мое терпение кончилось. Я толкнул дверь, и она широко распах-
нулась.
- Войдите, - крикнула мать Роды. - Билли, ты почему не открываешь?
- Папа! - позвала Рода.
Отец Роды пришлепал по коридору в овчинных тапочках.
Привет, Рода. Что случилось?
Рода повернулась к моему отцу.
- Прости, - сказала она. - Поедем домой, ладно?
- Бог бред, - сказал отец, когда мы снова сели в машину. Рода промолчала.
Она только поплотней запахнулась в плащ и смотрела на шоссе. Я принялся
играть с
пепельницей
на
ручке дверцы.
Сначала вытащил все обертки от
жвачки, потом затолкал обратно. Открыл и захлопнул металлическую кры-
шечку раз пятьсот.
-
11
рекрати, Рой, - не выдержал отец. И поддал газу, чтобы показать, что
не шутит.
Когда мы свернули на гравийную аллею и увидели ежевичные кусты на
обочинах и красный освещенный мостик впереди, он спросил:
- Что именно она сказала?
Я в своем уме, Джим.
- И все-таки?
Рода повернулась и подтя1гула свой пристежной ремень.
- Она сказала: «Я люблю тебя, Рода. У нас все прекрасно. Почему бы тебе
не привезти мальчиков выпить?»
- А ты и послушалась.
- Нс будь идиотом, Джим,
очень тихо сказала она.
Отец посмотрел в зеркальце, чтобы проверить, слышал ли я ее слова. Я по-
нятия не имел, ч то делать, и показал ему большой палец.
Она его убьет, - буднично сказала Рода за завтраком. И спокойно смо-
трела на раздражение моего отца, его гнев и страх. - Ты готов к этому, Джим?
предыдущая страница 125 Esquire 2013 12 читать онлайн следующая страница 127 Esquire 2013 12 читать онлайн Домой Выключить/включить текст